Блог

Ответственность кафе за допуск без QR-кода и нарушение других коронавирусных ограничений

Опубликовано

Похоже, на сотрудников ресторанной сферы государство возложило часть надзорных функций по соблюдению антикороновирусных правил. Общепит оказался меж двух огней: с одной стороны Роспотребнадзор со штрафами, с другой стороны недовольные потребители, общественники, ковид-дисседенты, которым не нравится, что их заставляют надевать маски, предъявлять qr-коды и паспорта. Хотя эта статья предусмотрена прежде всего для рестораторов, советую почитать и посетителям, которые могут нарваться на штраф из-за неверных действий администрации заведения.

Законны ли указы региональных властей о QR-кодах, масках, социальной дистанции

В сети очень много видео-роликов и статей от блогеров, людей, представляющихся юристами и адвокатами, где говорится, что все эти коронавирусные меры незаконны и противоречат Конституции РФ. Вот один из свежих примеров: в Нижнекамске ютуб-блогер попытался проникнуть в ресторан быстрого питания «Бургер Кинг» без предъявления QR-кода о вакцинации. Сначала он мотивировал это тем, что такой порядок противоречит Конституции РФ, затем заявил, что нормативный акт без подписи, поэтому не имеет юридическую силу (видимо, речь шла о Постановлении Кабинета Министров РТ от 19.03.2020 № 208 «О мерах по предотвращению распространения в Республике Татарстан новой коронавирусной инфекции» в последней редакции). Блогер со свитой прорвался в помещение кафе, так как администратор в одиночку явно не смогла противостоять этому (сразу вспоминаются визиты «Ревизорро»). Параллельно кто-то вызвал охрану по тревожной кнопке. По вызову явился сотрудник Росгвардии (по-видимому, тревожную кнопку обслуживает в этом месте Росгвардия, они предоставляют такие услуги), однако он не стал выдворять гражданина из заведения, приняв позицию общественников. Видео можно посмотреть тут:

Разберем эту ситуацию не как конкретный случай, ведь всех обстоятельств дела нам не известно, а как юридическую задачку, возможно, сделав некоторые допущения.

Противоречит ли введение ограничений региональными властями Конституции РФ? Этот вопрос уже неоднократно поднимался в судах различных инстанций, в том числе исследовалось законность таких ограничений как масочный режим, дистанция, ограничения передвижения (когда в 2020 году нельзя было выходить из дома без уважительной причины). Вот к каким выводам приходили суды:

Оспаривались положения санитарных правил об обязательном ношении медицинских масок в Верховном Суде РФ

Решение Верховного Суда РФ от 01.04.2021 N АКПИ21-78 Об отказе в удовлетворении коллективного административного искового заявления и административных исковых заявлений о признании частично недействующим пункта 4.4 санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.3597-20 «Профилактика новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», утв. Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 22.05.2020 N 15.

«Обязательные для исполнения гражданами и организациями правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации в соответствии с подпунктом «м» пункта 1 статьи 11 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» устанавливают органы государственной власти субъектов Российской Федерации (подпункт «у» пункта 1 статьи 11).

В развитие приведенных выше положений законодательства Российской Федерации в субъектах Российской Федерации приняты нормативные правовые акты в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, предусматривающие конкретные меры, направленные на борьбу с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19), в том числе устанавливающие правила поведения граждан в условиях режима повышенной готовности.

Таким образом, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации обеспечивается выполнение мероприятий, предусмотренных оспариваемым пунктом Санитарных правил, путем установления обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения при введении режима повышенной готовности.

Из изложенного следует, что положения абзаца второго пункта 4.4 Санитарных правил прав и охраняемых законом интересов административных истцов не нарушают.

В системе действующего правового регулирования отсутствуют нормативные правовые акты большей юридической силы, которым не соответствует оспариваемая норма»

Итог: суд отказал в удовлетворении иска о признании нормативного акта не соответствующим закону

Если в случае выше оспаривался федеральный нормативный акт, то в примере ниже спор возник уже и в отношении регионального акта. Ведь часто приводят аргумент, что права могут быть ограничены только федеральным законам, а региональные власти не вправе ограничивать права. Вот что считает по этому поводу Конституционный Суд РФ.

В Конституционном суде оспаривались положения КоАП РФ, федерального законодательства и регионального указа, вводящего масочный режим

Определение Конституционного Суда РФ от 20.07.2021 N 1668-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лукина Михаила Михайловича на нарушение его конституционных прав рядом нормативных положений»

«Как следует из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2020 года N 49-П, органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе принимать конкретные меры, направленные на борьбу с пандемией (в том числе устанавливать правила поведения граждан в условиях режима повышенной готовности), не допуская при этом несоразмерного ограничения конституционных прав и свобод граждан; обеспечение при необходимости соблюдения ограничений мерами юридической ответственности, в том числе административной, является естественным элементом механизма правового регулирования.

В развитие положений Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (подпункты «а.1», «а.2» статьи 10) Постановлением Правительства Российской Федерации от 2 апреля 2020 года N 417 были утверждены Правила поведения, обязательные для исполнения гражданами и организациями, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, пункт 3 которых определяет обязанности граждан при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации.

Кроме того, в соответствии с подпунктами «у», «ф» пункта 1 статьи 11 названного Федерального закона Указом Главы Республики Саха (Якутия) от 27 апреля 2020 года N 1143 были утверждены Правила поведения, обязательные для исполнения гражданами и организациями при введении режима повышенной готовности в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Республики Саха (Якутия) (пункт 1 данного Указа). Данными Правилами к числу дополнительных обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации отнесена в том числе обязанность соблюдать масочный режим, в частности при нахождении в общественных местах (пункт 2.2).

. . .

Таким образом, оспариваемое М.М. Лукиным регулирование, рассматриваемое в общей системе конституционно-правового и соответствующего отраслевого регулирования и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, обусловлено объективной необходимостью оперативного реагирования на беспрецедентную угрозу распространения коронавирусной инфекции, не предполагает произвольного и необоснованного привлечения к административной ответственности и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя»

Итог: суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы

Аналогичная практика:

  1. Белгородская область. Кассационное определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 06.04.2021 – отказали в требовании о признании недействующими абзаца 4 подпункта 2.4 пункта 2 и подпункта 2.5 пункта 2 постановления губернатора Белгородской области от 08.05.2020 N 58 «О мерах по предупреждению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) на территории Белгородской области»;
  2. Челябинская область. Кассационное определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 24.11.2020 – отказали в признании недействующими пункта 12, подпунктов 1, 2 и 3 пункта 13, подпунктов 1, 2 пункта 18 распоряжения правительства Челябинской области от 18.03.2020 N 146-рп

Итак, мы видим, что коронавирусные запреты, вводимые региональными властями уже не раз пытались оспорить, но ничего не вышло. Подискутировать на эту тему можно, но разве что в формате научных статей по юриспруденции или в формате внесения законопроектов. Ресторатору здесь важно только то, что не стоит принимать на веру все эти голословные заявления блогеров. Блогеру за дезинформацию штраф никто не выпишет, более того, он за эту ересь может получить бонус в виде подписчиков, просмотров и коментариев, а вот ресторану могут выписать штраф, заявления блогеров к делу не пришьешь.

Что касается заявления о том, что нормативный акт не подписан. Теоретически может быть такое нарушение: нормативный акт не подписан, не опубликован и так далее. Здесь, действительно, не советую принимать на веру устные указания. Перед применением нормативного акта стоит проверить, есть ли официальная публикация (если он официально опубликован, значит и подписан, иначе его бы не опубликовали). Проверить можно на сайте pravo.gov.ru или в Российской газете. Так, например, Постановление про qr-кода в Республике Татарстан было опубликовано в последней редакции в Российской газете 28 октября 2021 года.  Поэтому если рассматриваемый инцидент произошел после этой даты, то визитеры были не правы, а администрации ресторана стоило бы заранее распечатать официальную публикацию с Российской газеты. Если на блогеров оно вряд ли бы повлияло, ведь они пришли за хайповым контентом, то наличие опубликованного нормативного акта, возможно, помогло бы просветить сотрудника Росгвардии и разъяснить ему, что на территории ресторана граждане совершают административное правонарушение, следовательно, имеются основания для того, чтобы как минимум их удалить из помещения.

Отдельно хочется отметить про визит сотрудника Росгвардии. В данном случае он, как мне видится из ролика, выступал не как представитель правоохранительных органов, а как должностное лицо охранного предприятия (пусть и государственного). В связи с чем такое поведение вызывает массу вопросов. Вы заключили договор с охранным предприятием, оплачиваете деньги за услуги, а его сотрудник вместо того чтобы помогать, встает на сторону нарушителей. Конечно, в глазах общественности он теперь герой, это гораздо проще, чем принять непопулярную сторону своих клиентов и помогать им. На месте ресторана и торгового центра можно было бы предъявить претензию о ненадлежащем выполнении обязанностей по договору об оказании охранных услуг.

На основании чего можно запретить вход, можно ли проверять паспорт

Однако впутываться во все эти дебри административного и конституционного законодательства может быть нецелесообразно, так как придется привести достаточно большое нормативное обоснование, сложное для восприятия обывателями. Я советую здесь в первую очередь ссылаться на гражданское законодательство. Никто не ограничивает свободу передвижения тем, что не пускает в ресторан. Помещение заведения общепита – это частная территория, и есть масса случаев, когда в посещении может быть отказано. В соответствии с п. 4 Постановления Правительства РФ 21.09.2020 N 1515 «Об утверждении Правил оказания услуг общественного питания» исполнитель вправе самостоятельно устанавливать в местах оказания услуг правила поведения для потребителей, не противоречащие законодательству Российской Федерации. Нет обязанности впустить всех и каждого, есть обязанность заключить публичный договор, но в его заключении может быть отказано, если потребитель не хочет соблюдать правила (то есть принимать условия публичного договора). Подробнее об этом читайте в статье про правила для потребителей. Я своим клиентам стала включать в правила для посетителей пункты, позволяющие отказать в посещении посетителям, не соблюдающим антиковидные требования, установленные соответствующими нормативными актами. Таким образом можно ссылаться, и на местные нормативные акты, и на внутренние правила заведения, которые обязательны для исполнения всеми потребителями, обратившимися за услугой. Обязательны они как условия публичного договора. Поэтому здесь в качестве аргумента можно привести то, что это требование – обязательное условие оказания услуги (условия договора на оказание услуг общественного питания) и предъявить правила, утвержденные приказом руководителя.

Кроме того, суды неоднократно отмечали, что отказ в заключении договора если потребитель не соблюдает такого рода публичные требования, не является нарушением прав потребителей:

«Когда введен так называемый «масочный режим», любое появление физического лица в общественном месте без маски и перчаток будет иметь признаки противоправного деяния (действия), направленного на создание угрозы не только собственной безопасности, жизни и здоровью, но и безопасности, жизни, здоровью, санитарно-эпидемиологическому благополучию иных лиц, находящихся на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации или в зоне чрезвычайной ситуации.

Таким образом, действия хозяйствующих субъектов, осуществляющих разрешенную торговую деятельность, выражающиеся в отказе обслуживания граждан без масок и перчаток, направлены на ненасильственное воспрепятствование в условиях «масочного режима» гражданам-потребителям в посещении торговых объектов без масок и перчаток, а также доступе к товарам с целью их приобретения, не могут и не должны рассматриваться как действия, ущемляющие (нарушающие) права потребителей, поскольку такие действия со стороны хозяйствующих субъектов отвечают принципу разумности поведения участников гражданских правоотношений и не имеют признаков необоснованного уклонения от заключения публичного договора, каковым является договор оказания бытовых услуг».

Апелляционное определение Московского городского суда от 22.09.2021 N 33-38888/2021

Еще много конфликтов случается из-за обязанности предъявить документ, удостоверяющий личность. Многие граждане считают, что такой документ они обязаны предъявлять только представителям государственных органов. Ведь, о, ужас, кто-то собирается залезть в персональные данные. Здесь путают проверку документов как правомочие полиции с удостоверением подлинности личности при заключении и исполнении гражданско-правового договора. Ведь сотрудники ресторана не бегают по улице и не пристают к гражданам с требованием предъявить документы, они спрашивают документы только на входе в ресторан в целях того, чтобы удостоверится действительно ли к ним пришел гражданин, отвечающий требованиям, позволяющим заключить с ним договор. То же самое происходит, когда кто-то пытается приобрести сигареты или алкоголь, продавец вправе потребовать документы, удостоверяющие личность для проверки возраста. Нет паспорта, должны отказать в заключении договора купли-продажи, точно также и с общепитом в тех регионах, где qr-код обязателен, нет документов, должны отказать в заключении договора. Интересно, а при визите в банк ковид-дисседенты тоже возмущаются, что их просят предъявить паспорт? Ведь сотрудники банка тоже представители частной структуры, а не госорганов.

Что касается персональных данных, то Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» в п. 5 ч. 1 ст. 6 прямо указывает в качестве возможного случая, при котором допускается обработка персональных данных, ситуацию, когда обработка персональных данных необходима для исполнения договора, стороной которого либо выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, а также для заключения договора по инициативе субъекта персональных данных или договора, по которому субъект персональных данных будет являться выгодоприобретателем или поручителем. Хотите заключить договор на оказание услуги общественного питания? Будьте добры в случаях, когда это необходимо, раскрыть свои персональные данные.

Штрафы за нарушение ковидных требований

Санкции предусмотрены двумя статьями КоАП РФ: ч. 2 ст. 6.3 и ч. 1 ст. 20.6.1.

Нарушение ИП Юрлицо
ч. 2 ст. 6.3 Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, совершенные в период режима чрезвычайной ситуации или при возникновении угрозы распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих, либо в период осуществления на соответствующей территории ограничительных мероприятий (карантина), либо невыполнение в установленный срок выданного в указанные периоды законного предписания (постановления) или требования органа (должностного лица), осуществляющего федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, о проведении санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий Штраф от 50 тыс. до 150 тыс. руб. или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток Штраф от 200 тыс. до 500 тыс. руб. или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток
ч. 1 ст. 20.6.1 Невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 6.3 Штраф от 30 тыс. до 50 тыс. руб. Штраф от 100 тыс. до 300 тыс. руб.

Ч. 2 ст. 6.3. предусматривает более серьезные санкции и является специальной нормой по отношению к ч. 1 ст. 20.6.1.

Так, в «Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21.04.2020) приводятся примеры когда нужно применять те или иные нормы: за большинство нарушений требований региональных указов следует привлекать к ответственности по более легкой ч. 1 ст. 20.6.1, но если нарушитель, допустим, не соблюдает режим самоизоляции или работодатель позволяет ходить больному работнику на работу, зная об этом, то есть когда имеется большая вероятность такими действиями заразить людей, тогда должна применяться более строгая норма — ч. 2 ст. 6.3.

На деле эти составы довольно сложно разграничить между собой, поэтому проверяющие частенько стараются составлять протоколы по ч. 2 ст. 6.3. там, где это не надо, если проверяемый не пойдет обжаловать, то бюджет получит больше денег. Мне приходилось защищать клиента, которого поймали на нарушении казалось бы формальных норм (социальная дистанция, разметка). Инспектор оформил протокол по ч. 2 ст. 6.3., то есть организации грозил штраф от 200 до 500 тыс. руб. И такие прецеденты, когда за казалось бы незначительные нарушения штрафовали серьезно, на тот момент уже были. Такие дела практически невозможно выиграть полностью, ведь формальное нарушение зафиксировано на видео, речь идет только о минимизации издержек. Мне удалось снизить штраф до 50 тыс. руб. Во-первых, суд прислушался к моим доводам, изложенным в объяснениях по делу, о переквалификации на ч. 1 ст. 20.6.1, во вторых, мною было заявлено ходатайство о снижении минимальной суммы штрафа (напомню, что минимальная сумма по этой статье 100 тыс.) с приложением доказательств финансового плачевного положения, его суд тоже удовлетворил. Вы можете почитать само решение, но данные, идентифицирующие клиента в целях соблюдения профессиональной тайны скрыты (файл откроется в pdf):

Самые строгие санкции наступают при повторном нарушении

Бар оштрафовали на 500 000 руб. за проведение дискотеки с многочисленными нарушениями

«<дата> в 22 часа 55 минут в помещении ночного клуба «Москва», расположенного по адресу: <адрес> <адрес>, юридическим лицом ООО «Ретро клуб», привлеченным ранее к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ, допущен факт доступа посетителей в объект, предназначенный для развлечения и досуга, где проводилась дискотека, с единовременным нахождением на территории общественного заведения досугово-развлекательного характера не менее 100 посетителей, не использовавших средства индивидуальной защиты — маски, перчатки, не соблюдавших социальную дистанцию. Также посетителями заведения осуществлялось курение кальянов, чем нарушен п. 2.1.3 Постановления Правительства Санкт-Петербурга от 13.03.2020 г. N 121 «О мерах по противодействию распространения в Санкт-Петербурге новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», устанавливающий запрет с 14.11.2020 г. на проведение в зданиях, строениях, сооружениях (помещениях в них) досуговых мероприятий численностью более 50 человек, п. 2.1.4 того же Постановления, в соответствии с которым с 04.12.2020 г. установлен запрет на деятельность ночных клубов (дискотек), п. 2.1.6 Постановления, в соответствии с которым с 13.03.2020 установлен запрет на курение кальянов в помещениях и на территориях предприятий общественного питания и в иных общественных местах.

. . .

Протокол об административном правонарушении составлен в присутствии генерального директора ООО «Ретро клуб» <…> И.А., давая объяснение при составлении протокола, <…> И.А. указал, что раскаивается в совершении правонарушения, работа клуба была вызвана необходимостью исполнить финансовые кредитные обязательства.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного правонарушения, данные о лице, привлекаемом к административной ответственности.

Наказание назначено в минимальном размере, предусмотренном санкцией статьи 20.6.1 ч. 2 КоАП РФ для юридических лиц»

Итог: штраф 500 000 руб.

Изредка удается отменить штраф из-за процессуальных нарушений, например, истечение срока давности привлечения к административной ответственности. В соответствии с ч. 1 статьи 4.5 КоАП РФ срок давности по ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ составляет 3 месяца и исчисляется с момента обнаружения правонарушения.

Бар в Санкт-Петербурге был пойман на многочисленных нарушениях антиковидных требований, но дело прекращено в связи с нарушением подсудности и сроков давности

«Согласно протоколу об административном правонарушении, ООО «Пир» 27 ноября 2020 года в 01 часов 05 минут осуществляя деятельность по оказанию услуг общественного питания в баре «Wood Rock Bar», расположенном по адресу: Санкт-Петербург, Московский пр., д. 39, допустило нарушение п. 2.1.17, п. 2-5.3, п. 2-5.10 Постановления Правительства Санкт-Петербурга от 13.03.2020 года N 121 «О мерах по противодействию распространению в Санкт-Петербурге новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», выразившееся в нарушении требований о запрете (временной приостановке) деятельности предприятий общественного питания, в том числе при гостиницах и иных средствах размещения, с 23:00 до 06:00, а также нахождения граждан в помещениях таких предприятий общественного питания в указанное время, с очным посещением гражданами (посетителями) объекта, с предоставлением посадочных мест (беспрепятственный доступ посетителей в объект), в отсутствии у работников средств индивидуальной защиты органов дыхания и рук (маски, перчатки) при нахождении на предприятии соблюдения между работниками, работником и посетителем дистанции не менее 1,5 метра на предприятии общественного питания бар «Wood Rock Bar», в отсутствии уникального QR-кода, подтверждающего готовность выполнения стандарта безопасной деятельности организации (полученного при регистрации в личном кабинете на сайте Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения «Центр развития и поддержки предпринимательства», подведомственного Комитету по промышленной политике, инновациям и торговле Санкт-Петербурга) у предприятия общественного питания (бар «Wood Rock Bar»), тем самым совершив административное правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 20.6.1 КоАП РФ

. . .

Как следует из протокола, правонарушение, инкриминируемое ООО «Пир», выразилось в форме действия, а именно: нарушение требований о запрете (временной приостановке) деятельности предприятий общественного питания с 23:00 до 06:00. Деятельность предприятием общественного питания ООО «Пир» осуществлялось по адресу: Санкт-Петербург, Московский пр., д. 39.

Однако, протокол по делу об административном правонарушении направлен на рассмотрение по месту нахождения юридического лица в Ленинский районный суд Санкт-Петербурга, к территориальной подсудности которого не относится рассмотрение дел об административных правонарушениях, совершенных на Московском пр., д. 39».

Поскольку правила о подсудности были нарушены вышестоящий суд признал это существенным нарушением, однако передать дело для разрешения в другой суд он не мог, так как из-за этой ошибки проверяющих и районного суда уже был пропущен срок давности. Дело прекратили.

Решение Санкт-Петербургского городского суда от 01.06.2021 N 12-1527/2021 по делу N 5-22/2021

Ответственность граждан за нарушение антиковидных требований

В сети постоянно распространяется недостоверная информация о незаконности ограничений, есть даже образцы объявлений для посетителей. Вот как это выглядит:

Сложно сказать почему это делается: простое невежество или осознанный выбор в целях привлечь больше посетителей (возможно выручка при несоблюдении требований «окупит» сумму штрафа). Однако самим гостям нужно помнить, что к ответственности привлекают не только предприятия, но и самих граждан, допустивших нарушение. Сейчас при рейдах по QR-кодам проверяющие не только смотрят как проверяют коды на входе, но и запрашивают их у посетителей, находящихся внутри предприятия.

Норма Примерный перечень нарушений Ответственность
Ч. 1 ст. 20.6.1 Гражданин без маски, не соблюдает дистанцию, находится без QR-кода или иного заменяющего документа Предупреждение штраф от 1 до 30 тыс. руб.
Ч. 2 ст. 20.6.1 Повторное привлечение за данные нарушения Штраф от 15 до 50 тыс. руб.
Ч. 2 ст. 6.3. Нарушение самоизоляции (например, если зараженного или контактного поймали в ТЦ, когда он должен был сидеть дома согласно предписанию РПН) Штраф от 15 до 40 тыс. руб.

Примеров привлечения граждан к ответственности по этим статьям тысячи, приведем лишь несколько:

  1. Штраф 9000 руб. на гражданина, находившегося без маски в суде (Решение Свердловского областного суда от 16.06.2021 по делу N 71-402/2021)
  2. Штраф 1000 руб. на гражданина без маски в здании автовокзала (Решение Свердловского областного суда от 09.06.2021 по делу N 71-427/2021)
  3. Штраф 1000 руб. на гражданина без маски в автобусе (Решение Свердловского областного суда от 26.05.2021 по делу N 71-505/2021)
  4. Штраф 3000 руб. на гражданина без маски в здании РУВД (Решение Свердловского областного суда от 26.05.2021 по делу N 71-500/2021)
  5. Штраф 1000 руб. на гражданина без маски и перчаток в МФЦ (Решение Санкт-Петербургского городского суда от 11.05.2021 N 12-1306/2021 по делу N 5-68/2021)
  6. Штраф 1000 руб. на гражданина без маски и перчаток в самолете (Решение Санкт-Петербургского городского суда от 20.04.2021 N 12-1070/2021)

По QR-кодам пока что сложно найти опубликованную практику, но эти нарушения по правовой природе аналогичны делам с масками.

Соблюдать или не соблюдать антиковидные ограничения, в частности запрет на допуск без QR-кодов, решать вам. Но теперь вы владеете объективной информацией, знаете какие санкции накладывают за такие нарушения, и можете сделать примерный прогноз разрешения такого спора в суде.

Автор: Юлия Вербицкая, HoReCa-юрист, магистр частного права

Фото: pixabay.com

Подпишитесь на новые статьи:

Заказать разработку правил посещения для заведения общепита. Хорошо разработанные правила помогают в работе вашим администраторам, менеджерам, охранникам выстраивать грамотный диалог с гостями, в т.ч. с «проблемными» клиентами. Сотрудникам проще принять решение, когда условия посещения четко закреплены, проще обосновать спорные моменты гостям, когда есть письменный документ. Подробнее…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.