Блог

Законность установки видеонаблюдения

Зачем нужно видеонаблюдение в ресторане или отеле, объяснять отдельно не нужно. Я уже писала о том, как одному московскому ресторану удалось взыскать с гостей убытки за погром – во многом благодаря тому, что это все было зафиксировано камерой видеонаблюдения. Но как же правильно вести видеонаблюдение по закону? К сожалению, нет единого нормативного акта, где были бы собраны все правила, которые касаются видеозаписи. Они раскиданы по множеству законов и подзаконных актов, и в этой статье я собрала большинство требований, которые предъявляются к видеонаблюдению.

Читайте также: Драки в ресторане и прейскурант на бой посуды: взыскиваем ущерб правильно

Видеозапись как доказательство в суде

Видеозаписи хорошо принимаются судами. В Гражданском процессуальном кодексе, который распространяет свое действие на суды общей юрисдикции, про это доказательство говорится отдельно, есть правило, что лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (ст. 77). В АПК о нем не сказано, но арбитражные суды принимают видео доказательства не хуже. Например, у РАО и ВОИС это основной способ доказывания того, что в заведении играла та или иная музыка. Они часами сидят в кафешках и тайком пишут видео на телефон чтобы потом принести в арбитражный суд и взыскать с коммерсанта компенсацию за нарушение авторских прав. В уголовном процессе с видеозаписями как доказательствами гораздо строже, там они обязательно должны быть записаны в соответствии Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» уполномоченными лицами. Т.е. если вы случайно записали на телефон как чиновник требует с вас взятку, одного этого будет недостаточно. Однако и при расследовании преступлений записи (допустим, с камер видеонаблюдения, их очень часто просят сотрудники МВД) могут пригодится как косвенные доказательства, на основе которых следователь будет дальше отрабатывать подозреваемого. Та же запись со взяткой будет обязательно использована при допросе чтобы получить от подследственного признание.

Что касается видео доказательств, полученных при скрытой видеозаписи, об этом я подробно разберу в конце статьи в разделе про скрытое видеонаблюдение.

Итак, польза видео фиксации очевидна. Перейдем к основным спорным моментам:

Нарушает ли видеонаблюдение право гражданина на свое изображение?

Особо вздорные посетители, мимолетом слышавшие про охрану изображения гражданина, могут возмутиться записью, мол, незаконно используете мое изображение. Да, в ГК РФ есть статья на этот счет — 152.1. Охрана изображения гражданина. Она, действительно, запрещает обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина. Однако, во-первых, при видеонаблюдении не предполагается обнародование, т.е. публикация где бы то ни было. Во-вторых, в этой статье есть исключение, согласие не требуется, когда изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения (подп. 1 п. 1 ст. 152.1). Исключение составляют случаи, когда такое изображение является основным объектом использования. Приведу пример. Предположим, что камера видеонаблюдения провинциального отеля сняла в лобби Филиппа Киркорова, и этот фрагмент решили использовать в рекламном ролике. В таком случае Филипп Бедросович имеет полное право устроить этому отелю «розовую кофточку».

Как не нарушить видеозаписью неприкосновенность частной жизни?

Неприкосновенность частной жизни гарантируется нам и Конституцией РФ, и Гражданским кодексом РФ, и массой других законов. Этому посвящена ст. 152.2 ГК РФ: «Если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни».

Само по себе понятие частная жизнь является оценочной категорией, как мы видим в ГК лишь приводятся отдельные примеры того, что в это понятие входит. Нужно руководствоваться какими-то общепринятыми критериями: все мы привыкли, что видеокамеры стоят в торговом зале магазина одежды, но если обнаружим камеру в примерочной, то посчитаем это вторжением в свою личную жизнь.

Видеокамера на лестничной клетке. Апелляционное определение Ростовского областного суда от 22.09.2015 по делу N 33-13488/2015. Жильцы в многоквартирном доме установили рядом со входом в свою квартиру камеру видеонаблюдения. Соседи подали в суд, т.к. камера направлена на их дверь. Однако суд установил, что видеокамера, установленная над входом в квартиру ответчика, способна зафиксировать только действия, происходящие на лестничной площадке и лестничном марше, не позволяет зафиксировать вход в квартиру истца. Суд пришел к выводу о том, что действия ответчика по установке камеры видеонаблюдения в месте общего пользования не является действием, посягающим на личную жизнь истца, в связи с чем отказал в удовлетворении исковых требований о демонтаже видеокамеры и взыскании компенсации морального вреда.

Апелляционное определение Ульяновского областного суда от 02.06.2015 по делу N 33-2182/2015. Есть и противоположная практика по похожему делу, там камеру обязали демонтировать. Разница в том, что место расположения камеры позволяло фиксировать всю лестничную площадку, вход в подъезд, а также входные двери в квартиры обеих сторон.

В обеденном зале кафе или ресторана камера будет чем-то разумным и вряд ли вызовет возмущения гостей. Гость пришел с любовницей? Ну извините, вас с дамой могут снять и в магазине, где вы покупаете ей шубу. Однако в закрытом стриптиз-клубе камеры могут вызывать вопросы от посетителей, особенно в приват-комнате. Хотя в данном случае самое главное – не допустить утечки информации. Именно поэтому в частных заведениях запрещают видео- и фотосъемку гостями клуба без разрешения администрации.

Исключение из этих правил: случаи, когда сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах. Что такое общественные интересы, подробно разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 N 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»:

 «К общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде.» (п. 25)

Мелкое воровство гостями – не редкость, на этом видео – посетитель, у которого хватило денег на дорогой коктейль, кладет в сумку мыло из туалета:

Сложно сказать, попадает ли под угрозу общественной безопасности воровство, я не специалист в уголовном праве, но вандализм и хулиганство УК РФ явно относит к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка (раздел IX). Поэтому можно сказать, что установка видеокамер произведена с целью профилактики ряда преступлений, в т.ч. связанных с общественной безопасностью (а не только от краж, ведь кражи находятся в другом разделе – VIII преступления против экономики).
Председатель суда вела скрытую аудиозапись в кабинетах сотрудников. Решение Верховного Суда РФ от 28.06.2006 N ГКПИ06-709. Председателя Арбитражного суда Костромской области без соответствующего судебного решения установила в рабочих кабинетах нескольких судей и заместителя председателя скрытую видео- и звукозаписывающую аппаратуру, которая фиксировала все происходящее в данных помещениях в течение года. Председатель ссылалась на то, что это все делалось исключительно ради безопасности. Однако данные действия суд и квалификационная коллегия сочли грубым нарушением статей 23 и 24 Конституции Российской Федерации, статей 6, 8 и 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и пункта 1 статьи 16 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», предусматривающего, в частности, что неприкосновенность судьи включает в себя неприкосновенность личности, неприкосновенность занимаемых им жилых и служебных помещений, тайну переписки и иной корреспонденции (телефонных переговоров, почтовых, телеграфных, других электрических и иных принимаемых и отправляемых судьей сообщений). Здесь нарушение усугубилось тем, что писали не рядовых сотрудников, а судей, имеющих особый статус, охраняемый государством. За выявленные нарушения судье досрочно прекратили полномочия (если говорить проще, то просто уволили).

Кстати, может возникнуть вопрос, а как записывать по всем правилам сотрудников (если, конечно, они не являются судьями, как в примере выше)? Одно дело вести видеонаблюдение в офисе, где ни о какой частной жизни речи идти не может, а другое дело, если мы хотим записывать что творится, например, в раздевалке. В общепите, гостиницах и на торговых объектах, как правило, есть раздевалки для сотрудников, и они могут там прятать то, что стащили с кухни или со склада (мне рассказывали, как над плитками подвесного потолка повара прятали красную икру). Если есть существенный риск воровства со стороны сотрудников, то в целях самозащиты камеры, конечно, стоит установить. Главное оговорить это все в локальных нормативных актах, с которыми знакомятся сотрудники при приеме на работу, а еще лучше получить отдельное согласие. В конце концов если человек сам согласился на то, что его, возможно, охрана увидит на своих мониторах в одних трусах, то это не будет вторжением в частную жизнь. За личной жизнью участников Дома-2 вот уже десятилетиями наблюдает вся страна, но это не является нарушением неприкосновенности частной жизни, ведь они сами на это согласились и подписали необходимые документы.

Что касается публичных интересов, то об этом тоже есть в упомянутом Постановлении (понятие общее для ст. 152.1 и ст. 152.2): «Без согласия гражданина обнародование и использование его изображения допустимо в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ, то есть когда имеет место публичный интерес, в частности если такой гражданин является публичной фигурой (занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области), а обнародование и использование изображения осуществляется в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым. Вместе с тем согласие необходимо, если единственной целью обнародования и использования изображения лица является удовлетворение обывательского интереса к его частной жизни либо извлечение прибыли» (п. 44). Опять же, вернемся к Филиппу Киркорову: снимать видео с ним на пресс-конференции и выкладывать в сеть можно, а если он в этом же месте пьет кофе и ведет с кем-то личную беседу, то уже стоит вспомнить о неприкосновенности частной жизни.

Опять же, обратите внимание, что и в случае с охраной изображения гражданина, и в случае охраны частной жизни в первую очередь закон остерегает от случаев обнародования фото и видео. Видеорегистрацию (с жестким контролем доступа к записям и недопущением их публикации) не только можно признать исключением как защиту общественных интересов, но и мерой самозащиты гражданских прав (ст. 14 ГК РФ).

Нужно ли уведомлять о съемке и можно ли вести скрытое видеонаблюдение?

«Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера!)» — такое объявление я недавно видела в одном супермаркете. Наверное, об этом не знают юристы этой крупной торговой сети, иначе тут же бы его сорвали. По законодательству не только не допускается скрытая видеозапись, но и требуется извещение о том, что ведется видеонаблюдение. Так, об этом прямо говорится в ст. 12 Закона РФ от 11.03.1992 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» «В случае оказания охранных услуг с использованием видеонаблюдения, а также оказания охранных услуг в виде обеспечения внутриобъектового и (или) пропускного режимов персонал и посетители объекта охраны должны быть проинформированы об этом посредством размещения соответствующей информации в местах, обеспечивающих гарантированную видимость в дневное и ночное время, до входа на охраняемую территорию».

Да, тут говорится про охрану ЧОПом, но даже если вы охраняете помещение своими силами, все равно лучше такое объявление повесить. Иначе можно навлечь подозрения в скрытой видеозаписи. А она явно запрещена законом для всех статьей 6 ФЗ от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»: «Запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами».

Однако опасаться следует не ответственности за ведение скрытого видеонаблюдения, потому что, как это ни странно, прямой ответственности за нарушение вышеупомянутого правила нет, а есть уголовная ответственность за приобретение техники, предназначенной для скрытой видеорегистрации. Вы думаете я говорю о каких-то шпионских штучках, которые стоят тысячи долларов? Вовсе нет. Речь идет о той массе барахла со встроенными камерами и диктофонами, что можно найти на просторах алиэкспресс.

Ручке с видеокамерой мы вряд ли найдем применение в деятельности бара или ресторана, но есть и другие привлекательные штуки. Вот к примеру, камера в виде лампочки. Есть соблазн вкрутить такую чтобы наблюдать за теми же сотрудниками.

Или еще веселей: купить официантам такие очки со встроенной видеокамерой, и гости уже не смогут сказать: «Я не заказывал этого блюда, надо было внимательнее меня слушать!»

А между тем за такие, казалось бы невинные, безделушки можно получить судимость и даже реальный срок: ст. 138.1. УК РФ -незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Да, многие, наверняка слышали несколько лет назад о скандалах с судимостью за ручку с камерой. Шумиха прошла, про это забыли, а между тем полиция до сих пор привлекает граждан к уголовной ответственности за  покупку всяких брелоков, ручек, зажигалок и прочих безделушек, квалифицируя их как спецсредства, предназначенные для негласного получения информации. Я нашла более двух тысяч приговоров в базе судебных актов, много их них этого года. Механизм раскрытия этого «чудовищного преступления» таков: заказываешь побрякушку на китайском сайте (на Алиэкспресс или других подобных), оплата проходит, никто тебя не останавливает, ничего не блокирует, более того, ты видишь много отзывов из России об успешной покупке. Казалось бы, откуда обыватель почувствует подвох. Затем на таможне обнаруживают запрещенное содержание и нашептывают полиции. И уже прямо на почте оперативники ловят преступника (хотя в данном случае его хочется назвать жертвой палочной системы МВД).

Санкции впечатляющие: штраф до 200 т.р. или ограничение свободы до четырех лет. Чаще, конечно, дают условно, но и до реальных сроков дела доходили. Меня впечатлило то, что за это преступление дают даже больше, чем за наркотики. По ч. 1 ст. 228 УК РФ за приобретение наркотических средств дают или штраф до 40 т.р., или ограничение свободы до трех лет. И то, это касается только приобретения наркоты в значительном размере. Удивительно, но факт – купив брелок со встроенным диктофоном для личных нужд, можно получить срок, а захочешь побаловаться травой – всего лишь административка.

Видеокамера в брелоке – четыре месяца в колонии. Апелляционное постановление Московского городского суда от 22.03.2017 по делу N 10-3495/2017. За сбыт видеокамера, закамуфлированный под брелок пульта управления автомобильной сигнализацией, мужчина получил 4 месяца с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Диктофон в зарядке – год условно. Постановление Московского городского суда от 04.04.2017 N 4у-1705/2017. В ходе проверочной закупке у мужчины купили автомобильное зарядное устройство с встроенным в корпус диктофоном (устройство для установления места нахождения автомобиля). За это он получил год условно.

По-видимому, девайсы продавались через сайты, подобные Авито, там-то полицейские и нашли незадачливых продавцов. Поэтому если даже у вас оказалось такое устройство, и вы захотите избавиться от него за ненадобностью, ни в коем случае не пытайтесь его продать через интернет-барахолки.

Стоит отметить, что под запрет попадают лишь устройства, которые специально созданы для негласного получения информации и закамуфлированные под бытовые приборы. Сейчас почти любой телефон можно использовать, что для скрытой записи разговоров, что для видеозаписи. В некоторые из них изначально в оперативную систему вшита возможность записи разговоров (большинство китайских смартфонов). Любопытно, что, допустим, в смартфон HTC чуть ли на аппаратном уровне установлен запрет записи разговоров, изготовители мотивируют это как раз тем, что в большинстве стран скрытая запись разговоров запрещена.

Мнение Конституционного Суда РФ об устройствах для скрытой записи. Постановление Конституционного Суда РФ от 31.03.2011 N 3-П. Поводом к разбирательству в КС РФ послужили обращения нескольких граждан, они были осуждены за: устройства дистанционного контроля «Телефонное ухо» и «УДАК», видеокамеры, закамуфлированные под бытовые предметы (авторучки и пульт (брелок) управления автомобильной сигнализацией), радиомикрофоны, смонтированные в футлярах от губной помады.

Постановление суда огромное, на десяток страниц, выбрала наиболее полезное:

«Вводя запрет незаконного производства, сбыта или приобретения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, федеральный законодатель правомочен — в целях защиты прав, гарантированных статьями 23, 24 (часть 1) и 25 Конституции Российской Федерации, и обеспечения общественной безопасности — установить и соответствующие меры юридической ответственности, в том числе уголовно-правовые санкции.

. . .

Получение информации, затрагивающей конституционные права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, тайну корреспонденции и неприкосновенность жилища, путем использования негласных методов и средств, включая информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемку, а также другие технические и иные средства, допускается Федеральным законом от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» только при проведении оперативно-розыскных мероприятий органами, уполномоченными на осуществление оперативно-розыскной деятельности, при наличии соответствующих оснований и условий и в пределах предоставленных им полномочий.

. . .

К техническим средствам для негласного получения информации, свободный оборот которых в Российской Федерации запрещен и, следовательно, производство, сбыт или приобретение которых без специального, установленного в законном порядке разрешения являются незаконными, относятся только специальные технические средства, предназначенные (разработанные, приспособленные, запрограммированные) именно для целей негласного (т.е. тайного, неочевидного, скрытного) получения информации, тайна и неприкосновенность которой гарантированы статьями 23, 24 (часть 1) и 25 Конституции Российской Федерации, а также законодательством Российской Федерации.

. . .

Что касается технических средств (предметов, устройств), которые по своим техническим характеристикам, параметрам, свойствам или прямому функциональному предназначению рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем, то они не могут быть отнесены к специальным техническим средствам для негласного получения информации, если только им намеренно не приданы нужные качества и свойства, в том числе путем специальной технической доработки, программирования именно для неочевидного, скрытного их применения»

Однако еще раз вернемся к доказательствам. Несмотря на эту жесть с видео-ручками, суды очень охотно принимают видеозаписи, даже сделанные скрытно (возможно даже на такую вот ручку). Как бы ответчики представителей злополучной «Маши и медведя» не пытались призвать суд исключить доказательства, полученные с нарушением закона, почему-то все это принимается в дело, и никто не заявляет в полицию о негласном получении информации и спецсредств.

Скрытая видеозапись как доказательство покупки контрафактной продукции

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2016 N 18АП-10602/2016 по делу N А76-28069/2015. Предприниматель продал настольную игру «Монополия» с персонажами мультфильма «Маша и Медведь» (контрафактная продукция). Представители ООО «Маша и Медведь» процесс покупки засняли на камеру и предоставили в качестве доказательства в суде. Ответчики пытались исключить доказательство из дела, справедливо ссылаясь на то, что «видеозапись, представленная истцом, не может являться доказательством в настоящем споре, поскольку не отвечает требованиям допустимости (ст. 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Так, из содержания видеозаписи следует, что она производилась скрытно, с помощью технического средства для негласного визуального наблюдения, оборот которых в Российской Федерации запрещен (ст. 138.1 Уголовного кодекса Российской Федерации)». Однако суд проигнорировал тот факт, что по законодательству недопустима скрытая видеозапись и существенно расширил допустимые возможности самозащиты: «Утверждение ответчика о том, что видеозапись является ненадлежащим доказательством, подлежит отклонению, так как в силу статей 12, 14 Гражданского кодекса Российской Федерации и части 2 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации осуществление видеосъемки в местах, очевидно открытых для общего посещения, является средством самозащиты, поэтому такое доказательство отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности».

Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2014 по делу N А41-42347/13. Те же «Маша и Медведь», только в этом деле купили контрафактный зонтик. Подтверждали этот факт в суде точно так же – скрытой видеозаписью. Заявитель жалобы ссылался на то, что Постановление Правительства Российской Федерации N 214 от 10.03.2000 года регламентирует использование спецсредств, с помощью которых можно получить негласную информацию, в том числе скрытое видеонаблюдение. Причем, они могут использоваться, только государственными службами по соответствующей санкции в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 01.07.96 N 770. И опять суд решил, что «в рассматриваемом случае видеосъемка производилась истцом в целях защиты нарушенного права в рамках гражданско-правовых отношений, на основании ст. 12, 14 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем осуществление видеосъемки при фиксации факта распространения контрафактной продукции является соразмерным и допустимым способом самозащиты и отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств».

Скрытая Аудиозапись в трудовом споре. Определение Верховного суда Республики Карелия от 27.02.2009. Трудовой спор. Агент по недвижимости требовал переквалифицировать его агентский договор на трудовой. Одним из доказательств агентских отношений была аудиозапись, где, видимо, обсуждались условия сотрудничества. Истец ссылался на то, что в качестве доказательства неправомерно принята аудиозапись, которая была произведена на диктофон скрытно, без его уведомления и согласия. На что суд ему ответил: «Утверждение К. о недопустимости использования аудиозаписи как доказательства по настоящему делу основано на неверном толковании норм процессуального права. Признавая данное доказательство как допустимое, суд надлежащим образом это обосновал».

Вы же понимаете, что я все это пишу не для того, чтобы повозмущаться о двойных стандартах, отдадим это на откуп публицистике. Внимательный читатель намотает сведения на ус: как доказательства видео и аудио использовать можно и нужно, причем неважно как вы их получили, хоть у Джеймса Бонда девайс одолжили, но приобретать всякие дешевые шпионские штучки с зарубежных сайтов следует с очень большой осторожностью.

Видеонаблюдение и персональные данные

Остался немаловажный вопрос – является ли изображение гражданина его персональными данными? Ведь если да, то придется уведомлять Роскомнадзор о ведении деятельности оператора персональных данных и еще, что самое проблемное, получить согласие субъекта персональных данных. Единого мнения на этот счет нет. Одни суды считают, что это персональные данные, другие, что нет. Но в целом практики еще очень мало, из чего можно сделать вывод, что и привлекают к ответственности очень редко. Вообще с этими персональными данными пока мало что кому ясно. Формально мы чуть ли не у каждого, кто нам оставил телефон должны спрашивать такое согласие, причем в письменном виде и с текстом где-то на лист. Если мы еще по видеозаписям внедрим такую практику, то можно сразу снимать все камеры и убирать в кладовку. Чтобы хоть как-то обезопасить себя, можно пойти на полумеры: включить пункт про видеонаблюдение в согласие на обработку персональных данных с работников. Все равно такой документ мы с них брать обязаны. Гостей, понятное дело, этим морочить не стоит.

При видеонаблюдении за сотрудниками надо брать согласие от них. Апелляционное определение Верховного Суда Республики Крым от 26.05.2017 по делу N 33-4211/2017. Сотрудники ГУП РК «Крымтроллейбус» написали коллективную жалобу на имя администрации по вопросу законности применения на КПП-1 сотрудниками охраны видеозаписывающей аппаратуры. Как оказалось, охрана сделала это без согласования с директором. За это сотрудникам охраны был объявлен выговор, который они решили обжаловать в суд. Дело касается в первую очередь трудовых отношений, но есть любопытный вывод относительно видеозаписи и персональных данных:

«Кроме того, согласно п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 г N 152-ФЗ «О персональных данных» к персональным данным отнесена любая информация, относящаяся прямо или косвенно к определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных). Таким образом, законодатель определяет персональные данные как любую информацию, которая определяет конкретное лицо и позволяет идентифицировать данное лицо.

При отсутствии согласия (разрешения) сотрудников предприятия на видеофиксацию внешнего облика каждого из них, истец не имел право производить видеосъемку на проходной и фиксацию внешнего облика сотрудников. В связи с чем отсутствие согласия со стороны сотрудников на видеосъемку свидетельствует о незаконности сбора и получения истцом информации путем производства видеосъемки, что выходит за пределы трудовых прав и обязанностей истца».

Видеозапись – это не персональные данные. Апелляционное определение Свердловского областного суда от 25.03.2016 по делу N 33-5427/2016. На сотрудницу колледжа было наложено дисциплинарное взыскание за использование видеонаблюдения в качестве контроля за работником без его письменного согласия. Поводом для наложения на истицу указанного дисциплинарного взыскания послужило то, что она произвела несанкционированное копирование записи с системы внутреннего видеонаблюдения на личную флеш-карту. Ею были представлены объяснения, в которых она отрицала раскрытие персональных данных и пояснила, что материалы видеонаблюдения были сняты с целью контроля за преподавателем.

Однако суд апелляционной инстанции не посчитал, что видеозапись относится к персональным данным: «Установка системы видеонаблюдения в ГОУ НПО «Красноуфимское профессиональное училище <…>» связана с обеспечением безопасности, в силу чего не является источником получения персональных данных работника по смыслу, заложенному в Федеральном законе «О персональных данных», а копирование видеозаписи рабочего процесса не является раскрытием персональных данных и не нарушает вышеуказанный закон».

По персональным данным – это, конечно, отдельная история, возможно, даже не на одну статью. И штрафы там, надо сказать, не малые. Но пока практика еще только нарабатывается, будем держать нос по ветру.

Итак, видеозапись – один из самых важных и доступных способов самозащиты и доказывания. Видео может пригодится не только в суде, но и в досудебном разрешении спора с сотрудником или с гостем.

В тему статьи нашла на Ютубе полезное видео о том, как разобраться в услугах по видеонаблюдению:

Да, можно потратить сотню тысяч на установку, а можно начать хотя бы с малого.  Вот, например, очень доступный вариант готовой системы видеонаблюдения от 5 т.р. на Алиэкспресс. Для юридических целей важно, чтобы система позволяла как можно дольше сохранять видео (как минимум 30 дней) и в идеале надо чтобы камера писала не только видео, но и звук (за исключением шумных помещений, там это не нужно).

Автор: Юлия Вербицкая, магистр частного права, HoReCa-юрист

Я и дальше буду делиться с вами знаниями в области права рестораторов, просто подпишитесь на новые статьи:

Добавить комментарий